Красноярский край. Февральская революция.


Известие о падении самодержавия, полученное 28 февраля 1917 года, всколыхнуло общественность Енисейской губернии. «Энтузиазм неописанный. Во всех общественных учреждениях занятия фактически прекращены: не работается; слишком волнующие события. На улицах группы, горячо обсуждающих события, поздравляющих друг друга, крепко, радостно пожимающих руки друг другу» – так описывала реакцию населения на события одна из местных газет.

Для поддержания порядка, с 3 по 5 марта на заседаниях городских дум были образованы комитеты общественной безопасности (КОБы). Они взяли на себя властные функции по управлению общественной жизнью, выразили доверие Временному правительству и заявили о полном признании нового строя, призвав все учреждения работать в обычном режиме, а население – уплачивать все налоги и сборы. Комитеты формировались на многопартийной основе, в их состав входили представители различных общественных организаций (религиозных, классовых, благотворительных, культурных, кооперативных). Председателем красноярского комитета был выбран известный общественный деятель Владимир Михайлович Крутовский. Схожие комитеты стали создаваться в сельской местности.

Параллельно с КОБами в городах, железнодорожных станциях, на приисках и рудниках губернии создавались Советы рабочих и солдатских депутатов, ставшие органами народного самоуправления. В Советы на митингах и собраниях избирались представители от промышленных предприятий, профсоюзов и воинских подразделений. Делегата в Совет можно было легко переизбрать, если он не отвечал интересам коллектива. Председателем Красноярского Совета был избран большевик Яков Федорович Дубровинский.

В первые недели революции отношения между КОБами и Советами были довольно лояльными, организации тесным образом взаимодействовали: инициировали упразднение старой администрации и полиции, создание народной милиции, стремились разрешить продовольственную проблему. 6 марта 1917 года в Красноярске был арестован бывший губернатор Я.Г. Гололобов, в этот же день было организовано соединенное исполнительное бюро КОБА и Красноярского Совета рабочих и солдатских депутатов, в составе 6 представителей от каждой организации.

Однако стихийно возникшие КОБы и Советы Временное правительство не признавало своими официальными органами власти. 5 марта был учрежден институт губернских и уездных комиссаров, которым передавалась официальная власть на местах. Комиссаром Енисейской губернии был назначен председатель КОБа В.М. Крутовский. Кроме этого Временное правительство было вынуждено в своей деятельности опираться на ряд старых структур: окружные суды, казенные палаты, переселенческие управления и др.

Население ждало от новой власти скорейшего улучшения своего материального положения: рабочие – увеличения заработной платы и сокращения рабочего дня; крестьяне – перераспределения земель, отмены натуральных повинностей, упорядочения налоговой системы. Не дожидаясь официального решения вопроса, крестьяне уже весной 1917 года начали захватывать государственные земли. Большинство населения устало от войны и хаоса. У многих семей кормильцы уже который год были на фронте. Между тем жизнь дорожала, и инфляция съедала скудный заработок. На повестке дня стоял вопрос о власти, законно разрешить которой могло только всенародно избранное Учредительное собрание. От быстрого решения всех проблем революции зависела прочность власти, стабильность в стране и популярность политических партий.

В результате Февральской революции 1917 года в Енисейской губернии вместо царской администрации образовалось несколько политических институтов: КОБы, Советы, комиссары Временного правительства, городские думы и земства. В условиях властной неопределённости и отсутствия четкой структуры управления, отношения между ними зависели от позиций политических лидеров. А популярность того или иного политического института зависела от способности удовлетворить ожидания народа.


Литература:

  1. В революционной семье [Текст] : документальная хроника / сост. И. Окулова ; [ред. П. Н. Мешалкин ; предисл. В. Дубровинского]. – Красноярск : Красноярское кн. изд-во, 1971. – 287, [1] с., [8] л. ил.
  2. В. К. Областное обозрение [Электронный ресурс] : [Февральская революция в Сибири и крае] // Сибирские записки. – 1917. – № 5. – С. 103-110.
  3. Гордеев, О. Ф. Февральская революция и сибирское земство [Текст] / О. Ф. Гордеев // Актуальные проблемы теории и истории государства и права. – Красноярск : КГУ, 2002. – С. 22-29.
  4. Костиков, И. Март-апрель [Текст] : [весна 1917 года в Енисейской губернии] / И. Костиков, В. Эмексузян // Красноярский комсомолец. – 1992. – 11 апреля (№ 41). – С. 3 ; 14 апреля (№ 42). – С. 3.
  5. Красноярские большевики в период февральской революции (март 1917 г.) [Текст] // За власть Советов. – Красноярск, 1957. – С. 21-50.
  6. Крутовский, Вс. М. Сибирь и Февральская революция [Электронный ресурс] / Вс. М. Крутовский // Сибирские записки. – 1917. – № 2. – С. 143-147.
  7. Поздняков, А. 1917 год в Красноярске [Текст] / А. Поздняков // Красноярский рабочий. – 1957. – 10 марта (№ 60). – С. 2 ; 14 марта (№ 63). – С. 3.
  8. Самойлов, Ф. Февральская революция 1917 г. в Минусинской ссылке [Текст] / Ф. Самойлов // Пролетарская революция – 1926. – № 9. – С. 193-198.
  9. «Сибирский Кронштадт» : март [Текст] // Красноярский рабочий. – 1987. – 22 марта (№ 68). – С. 3. – (Великий Октябрь: хроника событий).
  10. «Царя сбросили» : февраль [Текст] // Красноярский рабочий. – 1987. – 25 февраля (№ 47). – С. 3. – (Великий Октябрь: хроника событий).