Алтайский край. Весна-Лето 1917г.


Новая власть Российской Демократической Республики на Алтае формировалась в обстановке одобрения различны­ми слоями общества. 4 марта в Народном доме Барнаула со­стоялся митинг в поддержку революции, 5 марта общегород­ской митинг на Соборной площади, на который кроме граж­дан города организованным строем под оркестр пришли сол­даты и офицеры гарнизона. На Новобазарной площади прошел молебен, церковь приветствовала свободу. Барнауль­ская организация эсеров заявила о своей легализации лис­товкой, начинавшейся словами: «Граждане крестьяне! Свер­шилось великое дело на Руси. Радуйтесь!».

5 марта городское собрание рабочих и служащих решило учредить Совет рабочих депутатов, 8 марта учредительное собрание Барнаульского Совета рабочих депутатов сформи­ровало исполком. В Бийске Совет рабочих и солдатских де­путатов был создан в конце марта, в Славгороде — Совет ра­бочих депутатов в середине марта.

27 марта Временное правительство постановило передать собственность царского Кабинета в казну. Рухнула тверды­ня, 170 лет хозяйствовавшая на Алтае.

28 марта вышел первый номер «Известий Барнаульского временного комитета общественного порядка» под редакцией учителя С.И. Ярославцева и инструктора Алтайского союза кредитных товариществ, известного сибирского поэта и жур­налиста П.А. Казанского.

31 марта комитет общественного порядка выпустил лис­товку «Порядок выборов народных собраний и исполнитель­ных комитетов», в котором записано: «Все народные собра­ния (сельское, волостное, уездное и губернское) составляют­ся из представителей, избираемых всенародным голосовани­ем».

26—28 апреля в Барнауле состоялся Крестьянский съезд Барнаульского, Бийского и Змеиногорского уездов, собрав­ший 600 уполномоченных волостных и сельских обществ. Был создан Барнаульский совет крестьянских депутатов, из­брано 17 делегатов на Всероссийский крестьянский съезд и организационное бюро в составе 5 человек.

На арену политической борьбы открыто вышли различ­ные партии. В период выборов в Барнаульскую городскую думу в августе голосование шло по 8 спискам, в Учредитель­ное собрание в ноябре — по семи. Со своими списками выхо­дили на выборы социал-демократы, эсеры, кадеты (партия народной свободы), трудовики (народно-социалистическая партия), а кроме них — старообрядцы, общество садов-горо­дов, «Российские граждане немецкой национальности Запад­ной Сибири», «Братство православных церквей», «Союз до­мовладельцев Барнаула», начался процесс демократизации страны.

Во время выборов в Учредительное собрание по Алтай­ской губернии эсеры получили 87% голосов, большевики — 6,4%, меньшевики 0,5%, всего было избрано около 94% депутатов-социалистов.
Что обещали народу социалисты, видно из предвыборной листовки Трудовой Народно-социалистической партии: «Полного счастья и справедливости трудовой народ достигнет только тогда, когда все необходимое для работы: вся земля, все фабрики и заводы, все материалы сделаются общим до­стоянием, когда все хозяйство будет вестись за счет всего на­рода и всем распоряжаться будут сами трудящиеся; только тогда воцарится мир на земле, и все люди станут братьями».

Год прошел под знаком попыток сплочения демократиче­ских сил, сохранения «единства демократии». На первом за­седании вновь избранной 20 августа Барнаульской городской думы, приветствуя «новый орган революционного самоуп­равления» от имени фракции эсеров А.И. Шапошников гово­рил: «Задача тех и других — социализм, т.е. счастье всего человечества, следовательно, мы пойдем по этому пути рука об руку». С.А. Тараканова-Спекторская, лидер меньшеви­ков, призвала к «дружному единению», большевик М.К. Цаплин настаивал на необходимости сплотиться, «задаться общей работой».

Временное правительство осуществило давние чаяния си­биряков о введении здесь земства. Проведенное 15—21 июня Барнаульское уездное народное собрание взяло на себя ини­циативу формирования земских органов в уездах бывшего Алтайского округа.

17 июня 1917 г. постановлением Вре­менного правительства южная часть Том­ской губернии была выделена в новую — Алтайскую губернию — с центром в Бар­науле. В качестве высшего земского органа был образован Временный губернский ис­полнительный комитет. Пост губернского комиссара правительства занял бывший председатель Барнаульского комитета об­щественного порядка А. М. Окороков.

Параллельно с новой правительствен­ной властью действовали советы, возни­кавшие с марта 1917 г. в Барнауле и других городах Алтая, а с конца весны и в сель­ской местности. Представители советов вошли в состав Барнаульского и Бийского комитетов общественного порядка. Это свидетельствовало о том, что в губер­нии не было такой острой конфронтации между претендующими на власть органа­ми, как в центре.

Новой общественной силой были профсоюзы. К лету 1917 г. на Алтае дей­ствовало 52 профсоюза. Через эти орга­низации рабочие пытались отстаивать свои экономические интересы. Одна­ко профсоюзы далеко не всегда могли сдержать жесткое наступление пред­принимателей. Так, весной-летом 1917 г. прошли массовые увольнения с барна­ульских заводов Алейникова и Аверина, канатно-прядильного завода Голдырева. Профсоюз горняков вынужден был от­казаться от своих требований в ходе за­бастовки на Риддерском руднике.

В расстановке партийных сил на Алтае большинство в местных органах прави­тельства было у кадетов и народных со­циалистов, в советах преобладали эсеры и меньшевики. Алтайские большевики поначалу составляли единую организацию с меньшевиками. Только в июне 1917 г. большевики Барнаула избрали самостоя­тельный комитет во главе с И.В. Присягиным. Несмотря на свою малочисленность, следуя установкам VII (апрельской) Все­российской конференции РСДРП(б), они начали борьбу за большинство в советах.

Однако политические идеи больше­визма весной-летом 1917 г. не находили широкого отклика у населения Алтая, выступавшего в поддержку Временного правительства и созыва Учредительного собрания. Крестьяне ориентировались на эсеров, поддерживая их аграрную про­грамму и выступая за уравнительный раздел бывших кабинетских земель. Но затягивание правительственного решения аграрного вопроса до созыва Учредитель­ного собрания, стихийные захваты зе­мель, самовольные вырубки лесов при ак­тивизации большевистской пропаганды в деревне привели к всплеску анархизма в регионе. В сводке управления Алтайского округа от 1 июля 1917 г. сообщалось, что «в лесничествах полный беспорядок, кре­стьяне самовольно захватывают казенные земли и леса».

Стремясь преодолеть экономический кризис, Временное правительство объя­вило торговлю хлебом государственной монополией, однако не сумело организо­вать реализацию этого решения. Алтай отказался сдавать казне хлеб по твердым ценам: ни продовольственные отряды, ни учетно-сдаточные комиссии не мо­гли заставить крестьянина делать то, что противоречило его экономическим инте­ресам. Вместе с тем, в среде крестьянской бедноты нарастали уравнительно-рас­пределительные настроения.

Углублявшаяся конфронтация между политическими партиями, властью и народом привела к очередному правительст­венному кризису в июле 1917 г. Сформи­рованное новое коалиционное правитель­ство объявило себя свободным от контр­оля со стороны советов. Правительство решило, что угроза дальнейшей дестаби­лизации общества исходит от большеви­ков, и объявило их вне закона. В Барнауле исполком совета на совместном заседа­нии с представителями социалистических партий резко осудил «анархистские дейст­вия петроградских большевиков, которые ведут к гражданской войне». Но алтайские большевики, опираясь на поддержку не­которых профсоюзов, опротестовали эти обвинения и не лишились возможности легальной деятельности.

Возросший авторитет социал-демо­кратов на Алтае продемонстрировали выборы в городские думы, проходившие в августе 1917 г. Большевики и меньше­вики выступили единым списком: алтай­ские большевики трезво оценивали об­становку, шли на разумный компромисс и своими соперниками считали кадетов, а не социал-демократов, хотя бы и иной ориентации. Особо обратим внимание на то, это было сделано вопреки решениям ЦК РСДРП(б), который считал подобные компромиссы проявлением организаци­онной и политической слабости. В резуль­тате блок социал-демократов получил на­ибольшее количество мест в Барнаульской городской думе, а ее председателем стал эсер А.В. Духанин. Большевики вошли в городскую управу и в думские комитеты.

Нарастание экономического и полити­ческого хаоса в стране привело к попытке установления военной диктатуры генера­лом Л.Г. Корниловым. О его выступлении в Барнауле узнали 29 августа. Местная власть сразу же предприняла меры, чтобы не допустить подобного развития собы­тий в губернии. Была закрыта кадетская газета «Народная свобода». На предпри­ятиях прошли митинги с требованием передать всю полноту власти советам.

Барнаульский совет рабочих и солдатских депутатов постановил, что гарнизон будет подчиняться только решениям совета. На­чальник гарнизона был смещен, его место занял председатель Военного отдела Бар­наульского совета Д.Г. Сулим.

Поражение корниловского мятежа уси­лило позиции советов как защитников де­мократии и способствовало росту влияния большевиков как сторонников передачи власти советам. О росте влияния больше­виков на Алтае свидетельствовало избра­ние председателем Барнаульского совета большевика М.К. Цаплина. Проходивший 18-19 сентября II губернский съезд советов рабочих и солдатских депутатов принял большевистскую резолюцию о переходе всей власти к советам. Однако в резолю­ции отсутствовала критика деятельности партий эсеров и меньшевиков, как того требовали решения VI съезда РСДРП(б): алтайские большевики стремились сохра­нить доверие к советам со стороны широ­ких народных масс. Кроме того, больше­визация коснулась только Барнаульского и отчасти Бийского совета. Тем не менее, подчиняясь решениям партийного съезда, взявшего курс на подготовку вооруженно­го восстания, алтайские большевики с кон­ца сентября начали создавать красногвар­дейские отряды. Их прообразом были ра­бочие дружины, возникшие в конце авгу­ста из пимокатов, металлистов, водников, железнодорожников для предотвращения установления диктатуры.


Литература:

  1. Борьба за власть Советов на Алтае : (исторический очерк) / [М. Н. Головатенко и др.] ; под ред. Т. А. Кулакова. — Барнаул : Алт. кн. изд-во, 1957. — 461, [2] с., [6] л. ил.
  2. Великая Октябрьская социалистическая революция и установление Советской власти на Алтае // Очерки истории Алтайского края / редкол.: А. П. Бородавкин (отв. ред.) [и др.]. — Барнаул : Алт. кн. изд-во, 1987. — С. 246-266.
  3. Кладова, Н. В. 100 лет со времени революционных событий на Алтае / Н. В. Кладова, П. А. Афанасьев // Алтайский край, 2017 : календарь знаменат. и памят. дат. — Барнаул, 2016. – С. 134-139.
  4. Кривоносов, Я. Е. 80 лет со времени революционных событий 1917 г. на Алтае // Страницы истории Алтая, 1997 г. : календарь памят. дат. — Барнаул, 1996 (АО «Полиграфист»). — С. 123-127.
  5. Приказ Совета рабочих и военных депутатов г. Барнаула о соблюдении спокойствия и порядка в городе 3 мая 1917 г. Ф.П-1061. Оп. 1. Д. 94. Л. 1.
  6. Хроника событий 1917 — 1922 годов в Алтайской губернии // Революционные события и гражданская война в Алтайской губернии, 1917-1922 : хрестоматия / Упр. арх. дела адм. Алт. края, Ком. по образованию адм. Алт. края; [Сост. Я. Е. Кривоносов]. — Барнаул : Алт. полигр. комбинат, 2001. — С. 487-495.
  7. Хронология основных событий в 1917 — 1920 годах // Борьба за власть Советов на Алтае : (исторический очерк). Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1957. — С. 452-462.